Российские бизнес-джеты. Первые шаги.

Обсуждение продукции российского автопрома, зачастую вызывает улыбку, а вот боевые самолеты, как продукция нашего авиапрома – в основном уважение. Но что будет, если авиапром «решит» пойти в гражданский сектор, а потом еще и захочет выйти в сектор VVIP?

В итоге получилось то, что получилось, и автопром на этом фоне может вполне заслуженно похвастаться своими достижениями и лояльностью клиентов, так как некоторые модели стали действительно массовыми. Но что не так с проектом Sukhoi Business Jet, и есть ли у него шанс на выживание?

История создания самолета Sukhoi Super Jet широко известна. В начале 2000-х годов Госкорпорация «Сухой» решила диверсифицировать свою линейку и выпустить гражданский самолет. Ставка была сделана на разработку ближне- и средне-магистрального узкофюзеляжного самолета. В 2008 году первый летный экземпляр Sukhoi Super Jet совершил первый полет. По итогам 12 лет работы репутация модели очень сильно хромает и многочисленные попытки хоть как-то ее выправить существенного результата не дают. Лояльность продукту невысокая, наличие административного ресурса производителя играет с продуктом злую шутку – те кто может выбирать, выбирает других производителей, что создает самораскручивающийся механизм негатива, слухов и домыслов.

Удивительно, но не имея базы, менеджмент компании решил пойти дальше и выйти на рынок бизнес-авиации. В итоге был запущен проект Sukhoi Business Jet. И если при создании коммерческого самолета Sukhoi Super Jet компания столкнулась с целым рядом более-менее решаемых трудностей, то полноценный выход на рынок товаров роскоши для госкорпорации «Сухой» оказался невыполнимой задачей. Госкорпорации до сих пор так и не удалось выйти за пределы ниши производителя товаров для госсектора и дружественных правительств. При этом стоит учесть, что компания имеет существенный финансовый и административный ресурс, а также очень качественную инженерную школу авиастроения, заложенную еще в СССР, которая позволяет держать очень высокую планку на мировом рынке вооружений. С технической точки зрения некоторые современные боевые самолеты ГК «Сухой» являются непревзойденными по своим летным качествам и техническим решениям. Таким образом, источник проблем проекта Sukhoi Business Jet кроется не в финансовой или технической составляющей.

Читайте также  Cirrus Aircraft: впечатляющий 2020 год

Для понимания возникшей парадоксальной ситуации и поиска решений необходимо изменить масштаб и посмотреть на проект с точки зрения всего рынка, оценить роль и модель поведения ГК «Сухой». Для облегчения задачи можно провести параллели с животным миром, так как это самая простая для широкого восприятия модель. В ГК «Сухой» финансирование идет из бюджета, а потребителем продукции являются также бюджетники – Вооруженные Силы РФ, либо других стран. Предпочтения заказчиков могут быть описаны в стандартном техзадании, а приемка готовой продукции проходит по согласованному алгоритму. Если провести параллели с природой, то компанию можно ассоциировать с представителями засушливой пустыни, где ресурсы редки, выбор стратегий весьма ограничен, инструментарий прямолинеен.

Рынок же товаров роскоши управляется совершенно другими законами. Игроки рынка бизнес-авиации, компании Bombardier, Gulfstream, Embraer, а также обособленные подразделения Boeing Business Jets и Airbus Corporate Jets, понимают, что базовая модель самолета должна быть готова к кастомизации и отвечать минимальным требованиям клиента, которые, зачастую очень противоречивы. Но клиент платит, а значит и выбирает он. Каждый новый самолет – это отдельный проект, реализованный для конкретного заказчика, исходя из его личных предпочтений и пожеланий. Требования к продукции более комплексные, стратегии сложные, продукт нестандартный. Проводя параллели с животным миром, это яркие представители высших хищников, со сложной моделью поведения.

В итоге ГК «Сухой», привычно используя очень простые стратегии и прямолинейную модель поведения пытается войти в эко-систему, где царят сложные правила. Корпорация не осознает сложность этой новой для нее среды обитания и начинает, по привычке, просто наращивать давление, создать бурную деятельность, привлекать избыточные ресурсы, а попросту тратить силы. В итоге результат остается недостижимым.

Читайте также  Теория практического сдвига или как система обгоняет лидеров

Есть ли все же шанс для нашего авиастроения выйти на рынок товаров роскоши? Да, есть. Но нужно полностью менять подход в работе, создавать отдельную структуру, которая будет заниматься исключительно VVIP направлением и руководствоваться правилами рынка. Если этот проект будет внутри и под контролем менеджмента, работающего с военной продукцией – проект обречен. Это не позволит создать совершенно новую природу компании и корпоративную культуру, разработать и усвоить особенный набор сложных стратегий. Залог успеха – автономное предприятие, ориентированное на рынок, с уникальным, высокопрофессиональным международным коллективом и действующее вне правил, и контроля, характерного для государственных структур.

Именно эта стратегия позволит полноценно реализовать задумку по созданию сверхзвукового бизнес-джета. Появление такой технологии может существенно изменить правила игры на рынке производителей бизнес-авиации и скорректировать доли участников. Многие авиационные производители уже ведут разработки и явно их не афишируют. Нашим производителям придется пройти двойной путь – кроме отработки технологий по созданию безопасного, надежного и разумного в эксплуатации сверхзвукового самолета, также придется нарабатывать опыт создания комфортных и высококлассных бортов, некоторые из которых должны иметь перспективу стать настоящими произведениями искусства.

«Стратегические просчеты невозможно компенсировать тактическими успехами». (с) Карл Филипп Готтлиб Фон Клаузевиц

Партнёр Global Jet в России и СНГ Евгений Клочков